Головна Абітурієнтам Студентам Повiдомлення Галерея Головний ВНЗ Новини Досягнення

Структура


Керівництво філії

Відбіркова комісія

Денне вiддiлення

Заочне вiддiлення

Бізнес - Коледж

Бiблiотека

Кафедри:

Економіки та менеджменту

Інформатики та соціально-гуманітарних дисциплін


 

Новини: 1| 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 |


Інтерв'ю ректора Європейського університету професора І.І. Тимошенко газеті "Между строк".

ректор

ИВАН ТИМОШЕНКО: «Если руководитель предприятия будет и юристом, и экономистом, то оно окажется гораздо успешнее того, где «однопрофильный» директор

На этой неделе депутаты приступят к рассмотрению многострадального законопроекта о высшем образовании. Еще до его обсуждения в сессионном зале в общественных кругах начались активные дискуссии по предлагаемым новациям. «МС» решила выяснить: насколько эффективными могут оказаться предлагаемые изменения в вузовской практике и что по этому поводу думают руководители высших учебных заведений. С этой целью мы обратились к Ивану Тимошенко, президенту Ассоциации учебных заведений частной формы собственности Украины, ректору Европейского университета, который 20 лет возглавляет этот престижный вуз.

Технические вузы должны готовить технарей, а не гуманитариев

– Мне трудно комментировать окончательный вариант законопроекта, ибо в него внесено более 5 тысяч поправок, – говорит Иван Иванович. – Хотя к его разработке я, как и многие ректоры других вузов, имею непосредственное отношение. Среди позитива отмечу: отказ от ведомственного подчинения вузов – Минтрансу, Минздраву, Минкультуры и т. д. и перевод их в единую вертикаль управления под руководством Министерства образования и науки. Это, по крайней мере, сделает менее проблематичным признание наших дипломов за рубежом. Радует большая степень финансовой свободы государственных вузов – им не надо будет идти на поклон к чиновникам министерства для того, чтобы подлатать, скажем, крышу здания или срочно сделать ремонт помещения. К тому же деньгами из спецфонда, которые вуз зарабатывает самостоятельно, он сможет пользоваться по своему усмотрению. Я приветствую и предоставление студентам самостоятельного права выбора части предметов для изучения, кроме обязательной учебной программы. В нашем университете мы давно практикуем такой подход, и это стало нормой европейских вузов.
– А как Вы относитесь к фиксированной плате за весь срок обучения и невозможности ее корректировать с учетом индекса годовой инфляции? Не приведет ли это к дополнительному финансовому бремени для родителей и самих студентов, ведь в условиях перманентно возникающего финасово-экономического кризиса спрогнозировать стоимость услуги на пятилетний срок вряд ли смогут даже светила экономики?
– Вы сами же и ответили на вопрос. Закрепление такой нормы стало следствием компромисса между студенчеством, митинговавшим по этому поводу, депутатами и чиновниками. Жаль, что при этом не учли интересы родителей и самих частных вузов. Государственным проще: их могут дотировать из бюджета на инфляционные издержки. Коль вы коснулись финансового вопроса, то не могу не отметить и намерение приблизить размер минимальной стипендии к прожиточному минимуму. На сегодняшний день эта разница составляет около 200 гривен – стипендия в среднем по стране достигает 720-730 грн., а прожиточный минимум – 934 грн. Но вот вопрос: хватит ли денег в бюджете для этого? И не получится ли в итоге, как с социальными льготами для разных категорий населения? Но это уже компетенция народных депутатов и Кабмина.
– Предлагаемый законопроект вводит новую классификацию вузов – университеты, академии, колледжи – и закрепляет за ними количество направлений образования и научных специальностей. Вместе с тем, в нем ничего не говорится о профильности вузов. А многие узкопрофильные высшие учебные заведения, особенно технического толка, нынче учат всех и всему подряд – от филологов и журналистов до финансистов и компьютерщиков. Насколько оправдан такой подход?
– Специализированные технические вузы должны обеспечивать, в первую очередь, подготовку специалистов узкого профиля, а не идти по пути расширения несвойственных им образовательных функций. Министерство, насколько мне известно, отстаивает такие позиции. Когда-то у руля системы высшего образования страны были ректоры-министры, отсюда и истоки такой «всеядности».

Вступительные тесты элемент случайности не устраняют, а ему способствуют

– До сих пор продолжаются дискуссии о формуле вступительных экзаменов. В силе остаются тесты плюс аттестат, а министр Табачник предлагает вузам дать право еще на повышение баллов по профильным предметам. Вы разделяете такой подход?
– 140 баллов остается для тех абитуриентов, которые поступают в университеты, институты. Но по профильным предметам вузы могут поднимать количество баллов. Те, кто придет учиться в колледжи на младших специалистов, должны будут иметь не меньше 124 баллов по профильному предмету. Однако каждое учебное заведение окончательную планку может устанавливать самостоятельно. В этом есть резон. При таком подходе удастся избежать, надеюсь, «случайных» абитуриентов, жаждущих получить диплом о высшем образовании любой ценой. И по любой специальности.
– Иван Иванович, а насколько нынешняя система независимого внешнего оценивания знаний помогает устранить элемент «случайности» при поступлении?
– Она не устраняет, а способствует. После первого курса в технических вузах полупустые аудитории. Почему? Это следствие «успешной» тестовой кампании. По тестам выходит, что абитуриенты знают точные предметы, а первый курс показывает – они не тянут. Есть и другие прорехи. По атестату у иного выпускника – двойки, а тесты показывают чудеса: 150 баллов по математике, 170 – украинский язык. При поступлении массово идут с отличными оценками, а на поверку на первых курсах выходит, особенно в технических вузах, что все это «липа».
– То есть, тестирование сказывается на качестве отбора абитуриентов?
– Оно его определяет. Помню, как на одном из совещаний ректор Тернопольского пединститута в сердцах признал: мы, мол, со школы присматриваемся к нашим будущим студентам. В педагоги идут, чего греха таить, люди, действительно, по призванию. Зарплата у учителей, как известно, небольшая. Теперь весь предварительный профотбор перечеркивают тесты-баллы. В педагогический идут те, кто получил баллы в нужном количестве, но не всегда с нужным качеством. А чаще всего без никакого качества. Печальное еще в том, что хорошо подготовленный выпускник может и не набрать эти баллы. Если вопрос будет звучать так: «К какой знаменательной дате в Париже поставили памятник жабе?». Такой вопрос фигурировал. И это не смешно. Я был против таких тестов и остаюсь их противником. Вуз должен руководить приемов абитуриентов, тем более, если он – частный.
– Ну а как борьба с коррупцией? Тесты, как утверждают, рубят ее под корень.
– Общественное мнение на сей счет сформировали непререкаемое. И тесты провозгласили панацеей. Помню, как по телевизору выступала выпускница. Она-де благодаря тестированию сумела поступить на математический факультет Национального университета имени Шевченко. И это когда там в последние годы вечный недобор. Но я понимаю министра Табачника: если он подвергнет сомнению тестирование, то на него повесят всех «коррупционных» собак, а в худшем случае – разорвут на части.
– По-Вашему выходит, что тесты нивелируют оценку настоящих знаний?
– Для полноты иллюстрации по тестам приведу такой пример. Как-то я провел тестирование филологов 50-55-летнего возраста. Практически все они сдали тест по математике. Не потому, что они знали блестяще этот предмет и у них отменная память, а потому, что для думающего человека, когда-то изучавшего математику, угадать предлагаемые варианты ответов по тестам не составляет труда.

Есть необходимость в другом тесте – на профпригодность

– Какой Вы видите выход?
– Я вижу необходимость в другом тесте – на пригодность к данной специальности. Тесты на выявление профессиональных качеств будущего студента делает Европейский университет со дня его основания. Мы взяли американские тесты, наполнили нашим содержанием. И мы проводим их. При приеме в колледж тестируем абитуриентов. В 99,9% даем безошибочные рекомендации: стоит ли любимому чаду тратить силы, нервы, здоровье, а родителям – деньги на то, чтобы их дети учились на данном факультете и по той или иной специальности.
– А были ли такие – родители, абитуриенты, – которые считали, что тесты – это все враки? Если есть желание учиться, то станешь, кем захочешь.
– Хотеть и мочь разные вещи. Это как в фильме, помните: «Не могём, а можем». Можно и медведя научить в хоккей играть. Только от этого он настоящим хоккеистом не станет. Так и человек: кроме знаний для определенных профессий необходимы качества, которые передаются с молоком матери, если хотите – от Бога. Это раз. Второе – человек на своем месте, в профессиональном смысле, будет чувствовать себя полноценным специалистом, а окружающим будет с ним комфортно.
– Но я по вашему вопросу... Приходят ко мне и говорят: я с золотой медалью, вы обязаны меня принять. Да, говорю, обязан. И я приму. Но я рекомендую: не надо идти, условно говоря, в физики, если выпускник – лирик. Пусть идеть в университет Шевченко на филологический факультет. Хотя для меня, как ректора, набор студентов, особенно в условиях нынешней «демографической ямы», вопрос всегда актуальный.
– Наверняка, находятся и те, которые вопреки тестам-рекомендациям на профессиональную пригодность, идут по своему азимуту желаний?
– Конечно же. Сейчас все снивелировали вступительные тесты. Прошел их – ты студент. Но я еще раз подчеркну: только экзаменатор может узнать степень знаний и логического мышления абитуриента, его умение выстраивать причинно-следственную связь. Система независимого внешнего оценивания знаний этого не требует, и она такие способности не выявляет. Тесты – это, прежде всего, гадание на заданную тему. А объективно определить знания можно только путем общения – личностного.
– Рыночная свобода породила множество частных вузов. А вместе с этим и избыток, как утверждают державные мужи, дипломированных специалистов. Одни предлагают регулировать их выпуск жестким госзаказом, другие – сократить количество вузов. Где и в чем золотая середина?
– Когда я слышу и вижу, как по радио и телевидению некоторые депутаты, да и министры, дуют в одну дуду: куда, мол, нам сегодня столько юристов, экономистов, – то я оппонирую: не надо сравнивать с советскими временами. Сегодня тысячи мелких предприятий и предпринимателей. И если руководитель предприятия будет и юристом, и экономистом в одном лице, то смею утверждать – оно будет гораздо успешнее того, где «однопрофильный» директор. Время сейчас такое. И потом: почему за свои личные деньги человека лишают права на то образование, которое, как он считает, ему необходимо?! Тогда запретите мне покупать хлеб определенного сорта или торт конкретной торговой марки. Другое дело, что контроль должен повышаться за вузовской практикой и качеством обучения студентов.
– Чтобы не было вуза, как говорили раньше, в двухкомнатной квартире?
– Это, кстати, моя фраза. Она вошла в обиход после одного из совещаний. Приехал как-то ко мне из Донецка один мой землячок. Визитка с фотографией, докторская степень, организовал, по его словам, вуз. Я возьми и спроси: а вы где защищались? В МАУПе – отвечает. Вопросов нет. А как у вас с учебной базой, какие площади? А у меня квартира, говорит, трехкомнатная. Тогда я выступил на совещании: не надо плодить вузы в трехкомнатной квартире. В далекие девяностые ни лицензирования, ни аккредитации вузов на первых порах (то есть, проверок на наличие учебных планов и программ, соответствующих общегосударственным нормам образования, материально-технической базы и определенного профессорско-преподавательского состава) – всего этого не требовалось. Вот и выросли в одночасье вузы-однодневки. Был один такой, помню, в Никополе, его основал старпом, ходил на теплоходах по Днепру. Вуз, правда, закрылся. Как и скандально известный университет г. Славянска с небезызвестным ректором Поддубным. Но таких старпомов и иже с ним, готовых плыть по океану знаний, не имея для этого необходимых профессиональных знаний, было очень много. Как президенту Ассоциации вузов частной формы собственности, тогда их называли негосударственной, приходилось вместе с министерством заниматься судьбой и устройством студентов из закрываемых «левых» вузов в полноценные учебные заведения.

Обучение в течение жизни!

– В Европейском университете создана система непрерывного обучения. Она начинается с детского садика, школы, колледжа – довузовская подготовка «Евроленд» – и заканчивается, собственно, университетом...
– ... не заканчивается. Мы воплощаем в жизнь тезис: обучение в течение жизни! В рыночных условиях кадры мигрируют туда, куда идет перелив капитала. Приостановилось, скажем, во время кризиса строительство, капитал пошел в сельхозиндустрию – многие экономисты, эксперты заговорили о нарастании мировых продовольственных проблем. А посему появляется необходимость в новом высшем образовании. Мы уже сегодня на это нацеливаем студентов и готовим их по двум специальностям – юрист и экономист.
– Скептики говорят, что вузовская всеядность может порождать «механизаторов широкого профиля».
– Пусть говорят. Вузовский брак был, есть и будет. Чтобы его уменьшить, надо проводить тестирование на профспособность. Об этом я уже говорил. Процентов 15, как показывает практика, вузы готовят слабых специалистов. Это статистика. Будут безработные с высшим образованием? Они уже есть. В развитых странах рыночной экономики этим никого не удивишь. Некоторое время я пребывал в Индии, со своей группой ездил по стране и видел людей без определенного места жительства и занятий с дипломами Оксфордского университета. Ну и что из этого, закрыть Оксфорд?

«Профессионализм плюс уважение к профессионалам – вот чего нам не хватает»

– Вашему университету недавно исполнилось 20 лет. В 1999 году он получил новое название – Европейский. Это Ваш интеграционный выбор, очевидно, для вуза. А каким Вам видится необходимый выбор для страны?
– Сам ход исторического развития говорит о том, что ориентация Украины будет на Европу. Не вопреки российским связям, проектам, двухстороннему сотрудничеству. Этого не забрать. Но приоритет у нас европейский. За ним – будущее.
– Многие экономисты видят будущее мира за Китаем.
– Китай – высокоразвитая страна? До этого еще далеко. Подавляющая часть населения живет в селах, бедно живет. Когда 2 доллара на душу населения на питание – это не уровень жизни. Я недавно своими глазами все это видел, побывал во многих провинциях. Да, Китай – это пошивочная мастерская мира. Да, это гигантский мировой производственный конвейер. Но это не технический и не технологический центр мира. Это его периферия, которая пользуется наработками и разработками высокоразвитых стран. А имея такое население, создает конкуренцию... Я это видел в Китае: современный трактор, а рядом землепашец с сохой. В Поднебесной работает советская модель экономики с элементами рыночной. То, что в СССР в 1921 году провозгласили на 10 съезде Компартии – курс на НЭП, – в Китае успешно реализовали...
– А ориентация на Россию? Сегодня об этом многие политики говорят, как о необходимом условии модернизации нашей экономики.
– Будем смотреть правде в глаза: российская экономика держится на нефти и газе. Цены на них упадут или в мире перейдут к широкому использованию альтернативных источников энергоресурсов – и неизвестно, что будет с нашим соседом. Сильная экономика – это Япония, Южная Корея, Тайвань. Их модель экономического развития и система управления может быть, считаю, примером для нас. Ведь там ничего нет, в смысле энергоресурсов и других полезных ископаемых, а в стране все есть – и идет на экспорт. Недавно я был на Тайване: 85% населения не варит дома супы, питается в общественных заведениях. Дворник получает 3 тысячи долларов. Причем, он с высшим образованием, все может: управлять техникой, производить экономические расчеты, вести отчетность. Из окна гостиницы я видел, как выходят жильцы дома и кланяются ему. Профессионализм плюс уважение к профессионалам – вот чего нам не хватает.

«Наши программы адаптированы к программам обучения в евровузах»

– Отличается ли чем-то система обучения в Европейском университете от других вузов страны?
– Отличается. Наши программы адаптированы к программам обучения в европейских вузах. Наш студент, отучившись курс-два в Киеве, запросто может поехать в любой вуз Европы и там продолжить образование. Мы не пишем в рекламных проспектах, как это делают некоторые вузы, что в Европейском университете можно получить международный диплом. Такого диплома в природе не существует. А предоставить набор дисциплин по европейским стандартам – это у нас практикуется.
– Как Вы относитесь к свободному посещению лекций студентами?
– Скажу честно из практики и наблюдений. Отечественный студент до свободного посещения лекций не дорос. Пока. Это не наш путь. Я был в Лондонском университете, ректор водил меня по аудиториям. У них два раза в неделю лекции. По три пары. И все – дальше работают самостоятельно. Тамошний ректор, видя мое недоумение и недоверие к такой системе обучения ,повел в библиотеки – забито. Студентов столько, что яблоку негде упасть. Нашим студентам объяви о таком посещении – днем с огнем не сышешь. Ни в аудиториях, ни в библиотеках. Да они и так с пар бегут. И это везде. Во всех вузах.
– Как Вы это объясняете?
– Этому вижу простое пояснение. Рудименты советской эпохи живут и здравствуют. Плюс менталитет. Раньше было как: работу предоставляли по распределению. О профессиональных качествах разговор не шел. Вернее, шел, но какой? Начальник цеха молодого специалиста перво- наперво наставлял: забудь, чему тебя учили, начнем все сначала. Сказывается, увы, и возрастная инфантильность. У нас ведь за обучение платят, как правило, родители. А за рубежом очень часто студенты берут кредит на обучение и за него расплачиваются.
– По части взяток за оценки – как там у них?
– Они такого не знают. Там понимают, что студент пришел учиться, а не встал в очередь за дипломом. У нас это еще частично осталось, но в тех же частных предприятиях совсем другой настрой. В банк брат родного брата не возьмет, если он не профессионал, хотя и по жизни ему поможет. Потому что рынок – это конкуренция, и в ней выиграет тот, кто лучше подготовлен. Мы придем к этому. В том числе, и к свободному посещению лекций.
– Один из принципов образования в Европейском университете: «Учись, работая!». Что он предполагает?
– То, что вместе с теоретическими знаниями студент получает практические навыки. Будучи в системе национального экономического образования, наш университет стремится совмещать, как говорили раньше, науку с производством. С четвертого курса студенты идут на практику. Многие – там же получают первое место работы.
– А как Вы обеспечиваете студентов вакансиями для трудоустройства?
– У нас есть свое консалтинговое бюро, налажены связи с предприятиями и организациями. Иногда мы там и трудоустраиваем, заключаем договоры. Имеются также и свои предприятия. Там студенты набираются опыта. Беда советской вузовской школы в том, что теория отставала от практики. Мы этого избегаем.
– Что намерен еще предпринять ректор Тимошенко для улучшения качества подготовки своих студентов?
– К двум дипломам о высшем образовании добавить еще и свидетельство о рабочей квалификации. Я так говорю: знания за плечами не носить, а от умения-что-то делать, руки не болят. Вот когда не умеешь – тогда голова болит: чем заняться, где работать? А в жизни всякое бывает... В бизнесе не бывает только взлет или неуклонный подъем. Все в нем изменчиво и переменчиво. К этому надо быть готовым. Я часто говорю студентам, когда привожу в университет покупателей-работодателей: «Желаю вам, чтобы за дипломом вы приезжали, как минимум, на служебном автомобиле и со служебным телефоном».

Интервью провели Николай ЗАКРЕВСКИЙ и Юлия БОЙКО

СПРАВКА «МС»

Европейский университет – один из первых частных вузов независимой Украины, создан 20 лет назад. В структуре вуза функционируют такие факультеты:
юридический (направление и специальность): правоведение;
информационных систем и технологий (направления и специальности): компьютерные науки; программная инженерия; информационные управляющие системы и технологии; системы и методы принятия решений; документоведение и информационная деятельность;
экономики и менеджмента (направления и специальности): финансы и кредит; учет и аудит; экономика предприятия; маркетинг; менеджмент; банковское дело; менеджмент организаций; менеджмент внешнеэкономической деятельности; менеджмент инновационной деятельности; управление инновационной деятельностью; экология, охрана окружающей среды и сбалансированное природопользование;
безопасности предприятий (направления и специальности): управление информационной безопасностью;
философский (направление): философия / теология.
Кафедра практического предпринимательства осуществляет повышение квалификации специалистов с высшим образованием по 20 направлениям, среди которых – правоведение, финансы, банковское дело, экономика предприятий, маркетинг, бухгалтерский учет, менеджмент экономической деятельности и т. д. Восемь лет назад Европейский университет стал членом Международной ассоциации университетов. В нем обучаются студенты из 32 стран мира. В 1997 году в Европейском университете был создан Международный центр, который стал одним из ведущих в стране в области довузовской подготовки иностранных граждан для поступления в высшие учебные заведения Украины.

Газета "Между строк", "24/15-22 ноября 2011"


Європейський университет 2007 - 2015© при підтримці порталу BezXlama.ru|org